August 4th, 2015

Der Spiegel: Порошенко погряз в коррупции

 Все украинцы помнят предвыборный слоган Петра Порошенко, который год назад занял пост президента Украины. «Жить по-новому» — так было написано на предвыборных плакатах. Порошенко обещал положить конец распространенной на Украине практике: богатые бизнесмены «покупают» политическое влияние, чтобы таким образом заработать еще больше денег.

Такая «деолигархизация» «затронет всех», заявил тогда глава государства, который сам являлся олигархом. Президент на самом деле принял меры, позволяющие ограничить амбиции некоторых миллиардеров. Ринат Ахметов, первый в списке олигархов, лишился влияния. Магнат Игорь Коломойский был уволен с поста губернатора Днепропетровской области.

Но кажется, что новые правила установлены не для всех олигархов. Во всяком случае, компании самого Порошенко процветают. В ходе предвыборной борьбы он обещал незамедлительно продать их, однако теперь говорит, что ввиду тяжелой экономической ситуации не нашел покупателей. Кондитерская фабрика Roshen до сих пор находится в его владении и расширяет деятельность. Roshen открыла 14 новых магазинов, один из них — на главной улице Киева Крещатике.

Несмотря на глубокий экономический кризис, хорошо идут дела у банка Порошенко: эффективность его операционной деятельности в 2014 году выросла на 84,5%.

Долей в банке владеет бизнес-партнер Порошенко Константин Ворушилин, который  в настоящее время занимает также пост директора государственного Фонда гарантирования вкладов, призванного компенсировать потери физических лиц в случае банкротства кредитных институтов.

Деловые партнеры Порошенко, очевидно, проявляют интерес и к энергетическому сектору. Украинские власти вынашивают планы по реорганизации отрасли, которая находится в упадке. Однако их действия приводят к тому, что глава государства предстает в негативном свете. Ведь выгодный госконтракт заполучил именно давний деловой партнер президента. А министр энергетики — в прошлом партнер Порошенко по бизнесу — втихомолку, с помощью сомнительных методов, срывает приватизацию сети гидроэлектростанций, на которой настаивает Международный валютный фонд (МВФ).

Контролеры подали в отставку из протеста

Подробности: многие гидроэлектростанции в Украине считаются устаревшими. Поэтому киевские власти решили прибрести 37 новых трансформаторов. Контракт получил украинский производитель из промышленного города Запорожья. Но цены на его трансформаторы считаются чрезмерно завышенными. По оценкам украинских СМИ, стоимость трансформаторов в два раза выше стоимости аналогичных установок Siemens или ABB.

Возмущение в Украине вызывает и то, в чьи руки попадают крупные госконтракты. Предприятие в Запорожье принадлежит российскому миллиардеру Константину Григоришину, давнему деловому партнеру Порошенко. Из протеста против того, что контракт получил Григоришин, члены соответствующей контрольной комиссии подали в отставку.

И это не единственный пример сомнительного поведения президентского окружения. Собственно, правительство пытается ускорить процесс продажи «Центрэнерго», второго по величине оператора гидроэлектростанций страны. МВФ требует скорейшей приватизации. Многие западные инвесторы проявили интерес, в том числе французский концерн GDF Suez. Но министерство энергетики Украины оказывает сопротивление.

Министр энергетики — доверенное лицо Порошенко Владимир Демчишин. Официально Демчишин торпедирует приватизацию, ссылаясь на то, что рынок электроэнергии необходимо реорганизовать. Однако люди, хорошо знакомые с ситуацией, считают это отговоркой: по их словам, министерство хочет «отпугнуть» иностранных инвесторов и затем продать Центрэнерго партнеру Порошенко Григоришину.

«Профессиональные отношения»

Демчишина причисляют к кругу лиц, связанных с Григоришиным. Об этом сообщает, в частности, авторитетный новостной портал LB.ua. Сам министр отрицает это. По его словам, он поддерживает с миллиардером «профессиональные отношения».

Тем не менее поведение Демчишина подпитывает сомнения в его профессионализме. Министр, очевидно, не только препятствует переговорам о продаже с западными инвесторами, но и целенаправленно их срывает. По данным источника, близкого к переговорам, министр отговорил французского претендента GDF Suez от приобретения, сославшись на сомнительную ситуацию с безопасностью и отсутствие опыта у французов. «Это смешно», — заметил один из инсайдеров. «В конце концов, GDF Suez — это крупнейшая энергетическая компания в мире с оборотом 90 миллиардов евро».

Запросы в министерство и в GDF Suez остались без ответа.

Между тем Петр Порошенко вообще не может расстаться со своим телеканалом «5-й канал». Это вызывает возмущение даже в его собственной фракции. Сергей Лещенко, депутат от «Блока Петра Порошенко», проводит параллели с бывшим премьер-министром Италии и медиамагнатом Сильвио Берлускони. Лещенко считает, что Берлускони — плохой пример для Порошенко.


Беньямин Биддер, Der Spiegel


Зачем Путин разбудил отца украинской демократии

киса

Утробный голос из политической могилы, раздавшийся из Москвы в виде тройки АМО (Азаров, Марков, Олийник) откровенно радует. Потому что за все ‘это время Россия так и не смогла найти новых лиц. Адекватных, молодых, незапятнанных новых лиц. Потому Путину остается только доставать из политической преисподней пенсионеров, идиотов и коррупционных тварей, чтобы всунуть их под шумок Минских соглашений назад в политическое поле Украины на фоне разочарования Порошенко-Яценюком, пишет Юрий Романенко.

Очевидно, что Азарова и К воскресили с дальним прицелом под:

а) Возвращение на Донбасс старых проверенных бл*дей, которые создадут видимость “политической ляпоты” в рамках Минского процесса. Дебилковатый Захарченко тут уже не нужен, а Плотницкий и так человек Ефремова. Местные выборы по Минским соглашениям вернут старых донецких в легитимное поле на Донбассе, а дальше….

б) Дальше начнется осенне-зимняя раскачка с прицелом на перевыборы в Раду , о чем писалось уже 250 раз. Впрочем, АМО уже об этом заявили и даже назначили своего президента Украины — Олийника. Начнется под аккомпанемент старых мантр об «одной стране -двух языках», которые поспешили проблеять АМО. Как говорится, наша песня хороша, начинай сначала. Они на полном серьезе думают так пропетлять следующие 25 лет.

В этой ситуации радует одно. Кадровая скамейка у русских еще короче, чем у Порошенко. При последнем запустились кое-какие социальные лифты и безысходность будет открывать их еще шире. В противном случае, Порошенко просто потеряет власть, поскольку его будут подпирать недовольные со всех сторон. О сценариях мы писали недавно здесь. В этом плане эксперимент Саакашвили, удачное начало запуска полиции показывают вектор движения в правильном направлении. Пытаясь отстрочить финальный кризис режим Порошенко инкорпорирует людей вроде Шымкива, Саакашвили, Туки, Бирюкова. Под внедрение реформ подтягиваются активисты, волонтеры и лучшие умы Украины. Сейчас кристаллизуются политические силы, которые на следующем цикле на полную запустят маховик изменений в Украине. А кого намерен инкорпорировать мощный старик донбасской демократии? Гиви? Моторолу?

Сегодня кадровый вопрос сегодня является ключевым, потому что в рамках старой модели государство доведено до цугундера. Репутация становится ключевым ресурсом.

Тут вспоминаются слова Скоропадского написанные 100 лет назад: «Людей нет. Теперь, когда мне нечего делать, я выписал газеты всех оттенков и всех стран, имеющих значение. Как все эти наши выкладки различных речей крупных государственных и общественных деятелей внушительно красивы на столбцах газет, как они успокоительно действуют на нервы непосвященного в тайны политики и как они безотрадны для человека, вкусившего яд государственного правления. Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом. Какая фальшь звучит во всем, что говорят эти люди. Нет, людей нет!»

Однако, как я уже писал выше, в проевропейском лагере идут подвижки. Идут медленно, со скрипом, но идут.

Появление же святой троицы АМО в политическом дискурсе напомнили эти слова классиков:

“Долгие лишения, которые испытал Остап Бендер, требовали немедленной компенсации. Поэтому в тот же вечер великий комбинатор напился на ресторанной горе до столбняка и чуть не выпал из вагона фуникулера на пути в гостиницу. На другой день он привел в исполнение давнишнюю свою мечту. Купил дивный серый в яблоках костюм. В этом костюме было жарко, но он все-таки ходил в нем, обливаясь потом. Воробьянинову в магазине готового платья Тифкооперации были куплены белый пикейный костюм и морская фуражка с золотым клеймом неизвестного яхтклуба. В этом одеянии Ипполит Матвеевич походил на торгового адмирала-любителя. Стан его выпрямился. Походка сделалась твердой.

— Ах! — говорил Бендер,— высокий класс! Если б я был женщиной, то делал бы такому мужественному красавцу, как вы, восемь процентов скидки с обычной цены. Ах! Ах! В таком виде мы можем вращаться! Вы умеете вращаться, Киса?

— Товарищ Бендер,— твердил Воробьянинов,как же будет со стулом? Нужно разузнать, что с театром.

— Хо-хо! — возразил Остап, танцуя со стулом в большом мавританском номере гостиницы «Ориант». — Не учите меня жить. Я теперь злой. У меня есть деньги. Но я великодушен. Даю вам двадцать рублей и три дня на разграбление города! Я — как Суворов!.. Грабьте город. Киса! Веселитесь!”



После вето. Россия в мире победившей хунты

Российскому обывателю не позавидуешь. И дело даже не в том, что вето, наложенное Россией в Совбезе ООН, ломает его мечту о каре для «хохлов, сбивших мирный Боинг». Проблема в том, что ждет этого самого телезрителя дальше.

Россия так долго из всех динамиков убеждала собственное население в том, что именно Украина виновата в крушении «Боинга», что к моменту голосования в Совбезе ООН о трибунале мечтала половина страны. А потом в ООН Чуркин во время голосования внезапно тянет руку и выясняется, что трибунала не будет.

И самое главное начинается именно сейчас. Потому что теперь Москве предстоит ответить на незаданный вопрос обывателя «какого черта вообще происходит?» Если вина Киева столь очевидна, как рассказывали СМИ, то почему публичное аутодафе отложено? И ответить на этот вопрос Кремль может одним-единственным способом. А именно – что коварство и подлость Киева не идет ни в какое сравнение с коварством и подлостью мирового сообщества. Которое настолько сильно поражено русофобией, что готово покарать невинных, а 298 человеческих жизней принести в жертву мечте о наказании России.

Объяснить вето в отношении трибунала можно лишь тем, что этот трибунал изначально создается, чтобы оправдать преступника. Москве не остается ничего иного, кроме как обвинить Малайзию, Нидерланды, США и их союзников в предвзятости и подтасовке итогов расследования. По сути, она обязана теперь бросить им в лицо перчатку, назвать суд судилищем и обвинить в прямом вранье. Если российское вето не является попыткой скрыть правду, то этой попыткой является сама идея трибунала. А значит весь мир в сговоре.

А это уже настоящая тектоника.

Еще недавно главный посыл российской пропаганды состоял в том, что есть США и есть Европа. Что Вашингтон пытается давить на Брюссель, но некоторые страны «старого света» героически этому давлению сопротивляются. Что есть еще восток, который вообще «за Россию», и если нам на западе не рады, то мы, мол, с удовольствием на этот самый восток развернемся.

И все хотят одного – расправы, причем над Россией, которая ни в чем не виновна, кроме желания остановить войну в Украине

А тут оказывается, что и Европа, и США, и восток этот пресловутый (ведь что такое авторитарная Малайзия, как не благословенный антизападный восток в его российском понимании) заодно. И все хотят одного – расправы, причем над Россией, которая ни в чем не виновна, кроме желания остановить войну в Украине. То есть, с одной стороны, есть жертва, а с другой – конгломерат хищников. С одной – абсолютное добро, а с другой – не менее абсолютное зло.

И как теперь со всем этим быть?

Раньше было ощущение, что лишь Украина способна убить три сотни гражданских, чтобы подставить Россию. А теперь вот выясняется, что весь земной шар – включая тот, что было принято считать «нашим» или, как минимум, «нейтральным» – подобен Украине. Что хунта не только в Киеве, но и в Амстердаме, и в Куала-Лумпуре, и в каком-нибудь, прости господи, Веллингтоне – даром, что там «Хоббита» снимали. Что вся Россия – один большой мальчик из Славянска, и толпа кричит «распни его», а Пан Ги Мун умывает руки.

В такой ситуации выход может быть только один. Рыть блиндажи, строить доты, вкапывать танки по самую башню и садиться в окопы. Нет и не может быть доверия никому, кто способен растоптать мечту о правосудии. Нет прощения любому, кто решит упрекнуть Россию в том, что она запретила судить себя за то, чего не совершала. Полутонов не осталось, хунта повсеместна, мир у последней черты. Если они пахнут серой, то запасаемся святой водой, крестным знамением и межконтинентальной баллистической ракетой «Сатана».

Российскому Сергею Юрьевичу Белякову больше нет смысла говорить с телевизором. Не о чем тут говорить.